четверг, March 25, 2021

С 26 марта по 10 апреля в Alpert Gallery прошла выставка Open Area, посвященная творчеству художников Куликовых — Анны, Александра и Анастасии. На финисаже выступил Вадим Иващенко с группой The Bonshakers — гости наслаждались звучанием живого блюза в стенах XVIII века. 

Open Area — открытое пространство или открытое место — именно такая мысль приходит после просмотра работ художников Анны, Анастасии и Александра Куликовых, которые объединены семейными и творческими связями (мать, дочь, сын) в галерейном пространстве Ольги Альперт. Это случай свободного творческого эксперимента всех участников интереснейшей игры в искусстве. Без игры, как известно, и искусства не было бы!

Аня Куликова свободно себя ощущает в различной стилевой манере — от «мягкого кубизма», близкого художественному почерку Тамары де Лемпицки, до гротеска в «портретах» цветов, характерного для шедевров Уильяма Морриса. Это вовсе не означает копирование или стилизацию манеры письма этих авторов, но аллюзию на их произведения её картины создают. Пройти мимо стилей предмодерна и модерна, пожалуй, не может ни один художник. Причина тому — рождающаяся в душе каждого мастера экспрессия чувств, мотивированная их эстетикой. И, пожалуй, главное здесь отсутствие рамок, ограничивающих фантазию художника. Анна Куликова — состоявшийся мастер, обладающий собственным видением темы, которой занято её воображение. Сложная ломаная графическая линия в синтезе с насыщенной цветовой палитрой в её цветочных композициях говорит нам об умении владеть различными приемами и техниками в живописи. В её произведениях много чувства — от нежности в работе «Марк» до страстных кульминаций в портретах цветов («Дурман», «Цветы на синем»). Диалог, который ведет художник с мастерами прошлого при работе над образом — это именно то, что идентифицирует настоящего мастера.

Александр Куликов (Peshe) ломает стереотипы в искусстве фотографии. Вряд ли это происходит сознательно, расчетливо методично, с ощущением подсознательного интуитивного понимания того, как, почему, зачем он это делает. Главное результат, который реально хорош, необычен, смел. Автор свободен в выборе формы и даже раскрепощен. Сочетания вещей (предметов) с реальными или абстрактными образами всегда удачны как в композиции, так и в цвете! В одной из опубликованных лекций искусствоведа Джона Рёскина говорится, что предметное окружение общества свидетельствует о его моральном состоянии, а красота проявляется в верности природе. У Александра предметы и объекты, которые он фотографирует, а потом обрабатывает вручную или на компьютере, схожи с ремесленными традициями средневековых мастеров. Именно потому его произведения уникальны и неповторимы смешением текстур и эффектов. Большинство молодых художников выросло в парадигме постмодерна, им интересно работать с шедеврами мировой культуры, интерпретируя сюжеты, экспериментируя с репликами произведений, эклектически смешивая стили. В опере и не только в ней есть понятие «парафраз», основанное на темах популярных арий из разных опер. При взаимодействии мелодий рождаются совершенно новые прекрасные произведения мировой классики. Парафразы Александра Куликова представляют критику-искусствоведу совершенно неожиданное и иное поле для анализа, а зрителю — удовольствие от эстетики произведения.

Анастасии Куликовой удивительным образом удаётся из реального объекта сделать мистический, ирреальный, в чем-то сюрреалистический. Здесь рацио отсутствует априори, нет четкой грани между реальностью и неким небытием в пространстве. Глубок и тонок мир художника. Полутона, графичность, владение линией, умение сформировать пространство картины — все это, безусловно, прекрасная школа! Но понимание себя, узнавание своего внутреннего «Я», того, что отличает от других — это тоже об Анастасии. «За гранью…» — общее впечатление от ее картин. Только грань чего: нашего или иного миров или здесь вообще что-то другое? ДРУГОЕ!!! Её пространство неожиданное, полное загадок, метафизическое.
Три женских лика, почти неразличимых, их жесты символичны или спонтанны? Много аллюзий, одна из них — не интерпретация ли это «Троицы»? Увы, нет. Это игра «Камень, ножницы, бумага», которая возникла в средние века в Китае и была распространена в Японии под названием дзян-кэн. Андрогинные лики её персонажей ведут нас к размышлениям о первообразе человека. Два лика, но в объятиях их — единая сущность человеческой гармонии в союзе двух, которые смотрят каждый внутрь себя.
Как дети проецируют свою игру на взрослые социальные взаимодействия в обществе, так и Анастасия тонко размышляет в работах о взаимоотношениях личности с другой личностью, пытаясь осмыслить интересующие её моменты через игру.
Фиксация момента, возникающего спонтанно, атмосфера, вдруг мотивирующая на творчество, пробуждающая мысль и ощущения — именно эти состояния лежат в сути её произведений.

Текст: Галина Мажейкина, культуролог, искусствовед