Лиза Эшва: "Я знаю, как соблазнить женщину" | Галерея Альперт

Лиза Эшва: «Я знаю, как соблазнить женщину»

НЮ. Образ обнаженного женского тела в искусстве. 18+
12.03.2017
Курс рисования в Котельниках
14.03.2017

Интервью с Лизой Эшва

Ее  обнаженные – это истории про женскую привлекательность и беззащитность, за которыми скрывается недюжинная сила и мужской характер. Она, фотохудожник Лиза Эшва,  и сама такая  – хрупкая и красивая, волевая и жесткая.  Арт-директор Alpert Gallery Оксана Царевская расспросила фотохудожника после завершения выставки «Про неё» — про неё, про фототерапию, про художественный расчет и про адекватность миру большой фотографии…

 

Ты успешный фотограф-стилист, сотрудничаешь с ведущими архитектурными бюро, с модными журналами. Окружающий тебя  предметный мир изыскан и многоцветен.  И вдруг — некоммерческий проект с названием «Гатура»,  непрофессиональные модели, черно-белая палитра. Что случилось?

Это своеобразная реакция на то, «что и кто» меня окружает. Раньше меня интересовали красивые вещи. Теперь, когда красивых и состоявшихся женщин стало много, или даже скорее так — они стали видны, тема женских портретов пришла сама. Ведь сейчас мы являемся свидетелями небывалого социального и биологического явления, когда женщины от 30 до 60 лет   получили возможность быть привлекательными, активными и востребованными. Раньше это могли позволить себе только примы, ведущие актрисы, политики. Сейчас это явление массово набирает обороты. А само название «Гатура» — это штрих к портрету той самой прекрасной и знакомой незнакомки.

Легендарный  фотограф Ман Рэй, современник и товарищ Дюшана,  Пикабиа, Макса Эрнста, говорил, что фотографирует только то, что не смог нарисовать. Ты по одному из своих образований — художник. Хорошо рисуешь, любишь графику и живопись. Кого в тебе все-таки больше — художника или фотографа?

Фотографа во мне немного. Перед съемкой я могу позвонить друзьям фотографам и спросить — какое ставить ISO? А потом просто нажимаю на кнопку… Дело в том, что при современном уровне развития фототехники сложно снять плохо. Гораздо важнее не «как», а «что» ты снимаешь. Важна история. Концепция.

Что же касается идеологии и концепции каждого кадра, то я пользуюсь своим почти двадцатилетним опытом работы в коммерческой арт-фотографии, который дал мне очень много. Это и умение выделить главное и правильно поставить задачу модели и много других навыков, которые я использую  при подготовке к каждому отдельному луку.

Мне интересно увести зрителя от конкретных частей тела (груди, ног, живота) в сторону любования, узнавания человеческой личности.

Есть разные способы добиваться желаемого результата в фотографии: от крутого технического оснащения на площадке до мастерского владения фотошопом, но для меня очень важен момент волшебства, который происходит непосредственно перед объективом. Это длится от силы одну-три минуты. Но это видно всегда. Происходит что-то похожее на чудо. И надо успеть это увидеть и снять.

При подготовке выставки в Alpert Gallery у меня была приятная возможность познакомиться с одной из твоих моделей, Венерой. Она дизайнер, художник перфоманса. Я увидела очень милую, хрупкую и невысокую  девушку в красном и, как выяснилось потом, детском комбинезоне. Но на твоей фотографии Венера совсем другая — кажется, что это женщина-атлет, очень высокая и мощная. Собственно, вопрос в следующем — всегда ли модели узнают себя на твоих снимках?

Не всегда. Но, наверное, иначе и быть не может. Все-таки съемку делаю я, это моя интерпретация героини. Но они точно всегда вдохновляются тем образом, который я успеваю увидеть и запечатлеть. Сейчас, в рамках модного направления бесконечных арт-терапий, появилась фототерапия, которая также работает на повышение самооценки и внутренней гармонии модели. Мои героини говорили мне, что после съемки чувствуют необыкновенный прилив сил и вдохновения, ощущают бесстрашие, преодолев внутренние границы.  В работе с Венерой это очень заметно…

Классик мировой фотографии Хельмут Ньютон —  художник с очень особенным взглядом на эротику и автор хрестоматийной формулы «Секс помогает продавать». В мире фотографии часто это понимается буквально.  Ты в своем проекте также обращаешься к жанру ню. Что это — художественная необходимость или расчет?

Художественный расчет, я бы сказала… Но вопреки стратегии продаж по Ньютону, мне интересно увести зрителя от конкретных частей тела (груди, ног, живота) в сторону любования, узнавания человеческой личности. Человек женского пола меня интересует больше, чем продажи.

Твои модели — состоявшиеся женщины: дизайнеры, писатели, журналисты.  И, как понимаю, с ними ты не сидела за одной партой в школе. Как удается завоевывать доверие таких разных женщин, тем более для съемок ню?

Конечно, я знакома с теми, кого снимаю. С кем-то больше, с кем-то меньше.  И, конечно, не все соглашаются на такое «откровение миру», но те, кто сказал «да»,  прошли этот путь со мной до конца, были целенаправленны и упрямы в достижении нужного результата. Достаточно вспомнить декоратора Татьяну Конюхову, которая полчаса стояла на полупальцах и держала на себе конструкцию весом в двадцать пять килограмм.

Фотографа во мне немного. Перед съемкой я могу позвонить друзьям фотографам и спросить — какое ставить ISO? А потом просто нажимаю на кнопку…

Хотела бы я  сказать, что вопрос доверия — это мой профессиональный секрет, но это не так, конечно. Как говорила моя легендарная главный редактор Наташа Барбье: «Не надо держать фиги в карманах, когда идешь брать интервью у олигарха, т.к. люди все чувствуют. Людей надо уважать». Я пользуюсь этим правилом — оно работает.

Ну, а про то, как я готовлюсь к работе с каждой моделью, можно написать книгу, и будет она называться «Как соблазнить женщину». Перед съемкой я бываю очень хищно настроена, могу в течение восьми часов убеждать модель, что это надо сделать. Могу делать массаж, поить кофе в  кафе и рассыпать комплименты.  На самой же  съемке я использую волшебное слово, точнее два слова, и все получается.

Мир большой фотографии преимущественно мужской. Исключения есть (Энни Лейбовиц, Инге Морат), но они лишь подтверждают общее правило. Это не плохо и не хорошо, и даже не важны причины такой дискриминации. Очевидно главное — заходя на эту территорию, ты должна принимать правила игры, которые, как говорят, ну очень мужские. Тебе комфортно?

Мне комфортно. Наверное, я мужчина… А если серьезно, то скорее для меня это хорошо, чем плохо, ведь жесткие и открытые правила игры, дают возможность быть адекватной. С сильными проявлять силу,  с воспитанными быть воспитанным, с мягкими — мягкой, с грубыми — грубой. Адекватность – то качество, которое помогает художнику выжить в мире качелей психики творческих личностей.

Источник TimeOut, фото Вадим Чуранов (Майкл)